03:07 

Мощь Архангелов (1 глава), фентези+фантастика

Hanai
Sora sora sora sora sora!!
Пролог+Первая глава. И еще иллюстрация, кисти (карандаша) автора рассказа.
И я тут глянул, рисунки тоже приветствуются, ну так я заодно и выложу несколько рисунков тогда, заодно. С воинами, ессно.
Сразу скажу, если в конце не прочитаете, автор не я, а мой хороший друг, выкладываю по его просьбе. И еще, тоже сразу скажу, опыт в рисовании у него большой, а в писательстве - крайне малый. Поэтому оценивайте соответствующе.

















Один из главных персонажей, ГурГроКаш.

Пролог

Вот оно, будущее, о котором так много писали фантасты, на которое указывали предсказатели. Будущее, о котором некоторые мечтали, а некоторые могли видеть только в худшем из своих снов.

В 22-ом веке человечество совершило огромный прорыв в исследовании космоса, благодаря разработке новой модели двигателя – FOE, для межпланетных полетов. Двигатель был разработан группой ученых и инженеров из числа передовых специалистов различных стран мира, собранной после создания UNE (Объединенные Нации Земли).

После выхода космического шаттла на орбиту земли, задействовав данный двигатель, шаттл получал кратковременное ускорение в десятки раз превышающее скорость звука, что давало возможность за короткий промежуток времени долететь к ближайшей планете. На этом преимущества этого двигателя и заканчивались, поскольку используемые в конструкции двигателя материалы не соответствовали требованиям, необходимым для сохранения стабильной роботы двигателя при работе на максимальной мощности, в результате двигатель требовал длительного ремонта. Поэтому все межпланетные шаттлы снабжались ремонтными базами, которые разворачивались по прибытию на планету.

За запуском первого межпланетного шаттла следил весь мир, ведь, возможно, разрешится наконец вопрос: «одни ли мы во вселенной?». В результате исследования планет солнечной системы и ближайших трех звездных систем, напрашивался вывод о существовании жизни только на нашей планете. Хотя, в некоторой степени, это было правдой лишь до событий которые вскоре всколыхнули все человечество, поставив его перед угрозой полнейшего уничтожения и изменив всякое понимание о формировании разумной жизни.

Спустя несколько десятков лет, в результате исследования одной из близлежащих систем, в поисках планеты подходящей для терраморфинга, была обнаружена неизвестная доселе космическая аномалия, которую не смог определить или засечь ни один из известных в то время приборов. Шаттлы, направленные для исследования аномалии, по неизвестным причинам теряли связь с базой и исчезали с радаров. К несчастью для нас эта аномалия, находилась недалеко от планеты, идеально подходящей для терраморфинга, поскольку на перелет было потрачено много средств. Боязнь и глупость генерала Джека Стивенсона сослужили плохую службу человечеству, и его ошибка была вписана в историю кровавыми буквами. В результате взрыва от выстрела из ионного оружия в наш мир внедрились планеты из параллельных миров. Миров, которые существовали параллельно с нашим миром и являлись альтернативными. Миров, в которых была зарождена жизнь, точно так же, как и в нашем. Жизнь, которая способна удивлять и устрашать. Жизнь, которая даст второй шанс.

Исследованием планет занялись специально подготовленные группы исследователей, состоявших из ученых, биологов, ремонтников, инженеров, за безопасность которых отвечали солдаты PON. В их распоряжении были самые последние разработки исследовательской техники и образцы опытного экспериментального оружия. Казалось, ничто не может противостоять силам объединенных наций (PON), которые имели на вооружении портативное и стационарное ионное оружие и которые с легкостью справлялись как с террористическими организациями на родной планете, так и с тварями, которых в процессе исследования космоса встречалось немало. Но их сил оказалось недостаточно, когда в наш мир через аномалию внедрились несколько планет с двух параллельных миров вместе с их разумной жизнью, которая и поставила человечество перед угрозой уничтожения.

Одну из планет, которая внедрилась в наш мир, населяли разумные существа, наподобие ксеноморфов. Это была раса завоевателей, которые в процессе формирования своего вида поставили перед собой цель обрести власть на своей планете. Эта цель, пронесенная сквозь века, переросла в одержимость господства во вселенной и в желание уничтожить всякую разумную жизнь, встречающуюся на пути, жизнь, которая могла хоть как-то противостоять им. Эволюция дала этим существам возможность перелетать с планеты на планету и в тоже время лишила всякого чувства сострадания. Они также обладали обостренным осязанием. Завоеватели каким-то странным образом могли ощущать поток энергии, вызванный формированием опасности, что давало непревзойденное преимущество в ведении боя. Они были также не притязательны к условиям обитания, не ели, не дышали и не спали, получая жизненную энергию от убитых существ или поглощая энергию излучаемую светилами в просторах космоса. Попадая в планетные системы без светил или жизни, завоеватели могли столетиями «дрейфовать» в просторах вселенной, пока не появлялся какой-либо источник энергии.

Ощутив случившиеся изменения, небо планет, занятых завоевателями, залилось красным светом в результате трения их сверхпрочных панцирей о верхние слои атмосферы. Тысячи существ, не знающих ни страха, ни сострадания, помчались в поисках новых планет из других параллельных миров, которые в силу стечения обстоятельств объединились и на которых пока еще бурлит разумная жизнь.

Впервые войска PON и захватчики встретились на планете «Двух Кратеров». В этой битве войска Земли получили сокрушительное поражение, поскольку никакое оружие землян, используемое в сражениях, не могло пробиться сквозь панцирь захватчиков. Мы могли лишь сбивать их с орбит. При этом захватчики, сгруппировавшись, падали на планету, а когда очередь огня по ним прекращалась, захватчики раскрывались и вступали в ближний бой, разрывая в клочья солдат и разбивая в щепки технику и стационарные орудия своими конечностями, напоминающими некое подобие крыльев. Разрушая ремонтные и военные планетные базы, захватчики лишали возможности ремонта боевой воздушной и наземной техники и восстановления запасов, все ближе и ближе подбираясь к планете Земля, где все с ужасом наблюдали за развитием событий.

Казалось человечество обречено, но появилась надежда. После взятия в плен одного из захватчиков, новому генералу армии PON удалось прочесть мысли этого существа благодаря своим уникальным способностям. Оказалось, что в результате объединения параллельных миров, в наш мир попали и другие представители разумной жизни, бывшие единственными существами, кто за всю историю существования захватчиков смог дать им отпор. Их планета была ближе всех к внедрившимся планетам, частички ужасного и беспощадного мира. Эти существа были примерно такого же роста, как и захватчики но по телосложению больше походили на человека и имели зеленую кожу. Вот она, надежда. Поступил приказ, были собраны 44 поисковые группы и направлены в просторы вселенной. В место возможного обитания загадочных зеленых великанов.

А вдруг им наплевать? Или вдруг они еще более опасны?

Глава Ι: Первая встреча

Восход сегодня прекрасен как никогда, светило мягкими красными лучами освещает горизонт. Оживает и просыпается флора и фауна этой замечательной планеты, планеты, которая радует глаз разнообразием жизни. Особо привлекательна она на вид из космоса, поскольку выделяется ярко зеленой окраской среди других планет системы «Затмения». На этой планете окрашены всеми оттенками зеленого листья, крона деревьев, паростки травы, даже небо имеет зеленоватый оттенок, также как и вода в реках и морях.

Тут гармонию и спокойствие рассвета всколыхнул образ появившегося на горизонте представителя этой планеты. Он еле тащил ноги, несмотря на свои внушительные размеры и развитую мускулатуру, при этом держась одной рукой за голову.

Он был облачен в доспехи. Огромный листообразный наплечник, прикрывающий правое плечо стропой, изготовленной из коры дерева, пристегнут к брюшному щитку. Брюшной щиток был овальной формы и прикрывал фронтальную часть торса от линии груди до паха. Из под брюшного щитка, который сверху до низу был примотан к торсу, свисала изрядно растрепанная набедренная повязка. Предплечья рук и голени ног были скрыты под металлическими щитками, выкованными под форму предплечья и голени. Щитки, прикрывающие конечности, поражали кропотливостью и искусностью изготовления. За спиной у здоровяка была пристегнута секира, которая, судя по состоянию, не смотря на свой долгий век, была очень дорога обладателю. Рукоятка секиры была вознесена вверх, над левым плечом. Элементы доспехов и секира были покрыты странными рунными письменами, которые создавали иллюзию нефритового свечения при попадании на них прямых лучей светила. Судя по состоянию доспеха, количеству сколов и царапин на нем, доспех принадлежал умелому и великому воину, который прошел через многие сражения. Более всего привлекало внимание трещина в брюшном щитке, из-под которой сочилась кровь, стекавшая по набедренной повязке к ногам. Без срочного вмешательства рана может стать летальной, но он продолжает движение, не обращая на нее никакого внимания, будто им движет высшая цель. Полученное серьезное сотрясение мозга от удара головой о камень при падении с большой высоты, не давало собраться ему с мыслями.

Тут видимо рана изрядно истощила воина, силы покидают его, он падает на левое колено, упираясь левой рукой об землю. Мысли роятся в его голове, не давая покоя и терзая разум, а особенно не давала ему покоя, все глубже и глубже вонзаясь в душу, фраза

- Вы не соперники нам, вам никогда не победить нас!!!

С каждым мгновением она повторялась все чаще и чаще в его голове.
Он зашатал головой из стороны в сторону.

- Нужно собраться...

Его взгляд и выражение лица меняются, в глазах появляется огонь ярости. Челюсти все сильнее и сильнее сжимаются, кончики рта опускаются, оголяя зубы, покрытые кровью. Слышится яростный и отчаянный гортанный крик, от которого животные попрятались в свих норах. Зашевелились даже кроны рядом стоящих деревцев. Немного успокоившись, он пытается собраться с мыслями:

-Как так? Мы, величайшие воины за всю историю нашего народа… Со мной были лучшие воины! Воины, с которыми я не раз побеждал в сражениях! Воины, которые отдали за меня жизнь…

Он опирается и на правое колено. Взгляд его застывает, как будто остановилось время, усилие сжатия челюсти медленно переходит в сжатие губ. Опустились обе руки и у него появилось чувство, будто сила гравитации усилилась многократно и тянет за руки к земле, опуская плечи.

-Как мне жить? Как смотреть в глаза остальным!?

Опустив голову, воин подымает правую руку и опирается на нее, потирая лоб ладонью. Достает из ножен, прикрепленных на ноге, отцовский короткий меч, подаренный ему еще в детстве, и который был его первым оружием. Подводит отцовский меч к сердцу. Взгляд его устремляется в небо, все вокруг замирает. Рукоятка меча в руке ощущает силу, с которой ее еще не в одном бою не сжимали.

-Стойте!!!

Опустив голову, воин увидел одного из своих собратьев, стоящего опершись плечом о дерево. Это он испустил крик, из последних своих сил. При взгляде на его ранение в области было ясно, что жизнь его покидает и ему осталось не долго. Оттолкнувшись от дерева, тот попытался подойти поближе, но рухнул на землю.

Бросив отцовский меч, забыв о собственном ранении и боли в душе, первый воин рванул изо всех сил к своему собрату. Положив его голову на колено, он слушает хриплый голос умирающего:

- Что вы задумали? Зачем!?

Сжав брови, здоровяк отвечает:

- Это мой долг. Я должен был умереть во время боя.

Умирающий попытался встать, но сам не смог и оперся на плечо собрата.

- Вы наш предводитель! Мы шли за вами и сражаться с вами для меня была большая честь, я уверен, что и другие бы поддержали мое мнение! Их больше нет, но они ушли так, как полагается настоящим воинам - в сражении, без страха и без сожаления! Простите меня, что сам не могу пойти с вами…

От изнеможения он падает на землю, видно, что жить ему осталось считанные секунды и он сам понимает это.

- Тебе не надо никуда идти, друг мой, ты уже достаточно прошел.

Склонившись над ним на одном колене, положа свою руку ему на грудь в области сердца и с взглядом, преисполненным чувством сострадания, продолжает:

- Это для меня была честь идти в бой с такими воинами!

Умирающий улыбнулся и хриплым еле слышным голосом пробормотал, кашляя кровью:

- Можно вас попросить?

- Конечно, друг мой, что угодно!

Умирающий приподнимая голову и, собравшись с силами, говорит склонившемуся над ним собрату:

-Сегодня был замечательный день, прекрасная битва. И я умираю с честью и гордостью за себя и своих собратьев. За то, что нам удалось не только одержать победу, а еще и сохранить жизнь нашему предводителю.

Тут выражение его лица меняется, взгляд становится пристальным и сжимая стропу наплечника своего предводителя он с предчувствием необратимого продолжает:

-Расскажите моему сыну о его отце!

Испустив последний вздох, его грудь замирает, в ней больше не бьется сердце. Усилие руки, сжимающей стропу наплечника, ослабевает и рука опускается к земле.

- Твой сын узнает о тебе, друг мой, обязательно узнает и будет гордиться своим отцом!

Наконец муть в его голове уходит, и он начинает мыслить трезво:

- А ведь верно, что на меня нашло вдруг… Негоже воину так покидать этот мир. Мне был дан второй шанс, и я воспользуюсь им!

Стоя на коленях возле умершего, из-за спины он достает секиру. Это была секира, которая передавалась столетиями от отца к сыну, она пережила не одно сражение и была символом победы и славы его рода. Секира, о которой слагали легенды. Лезвие секиры, спустя вековые крушения костей и доспехов покрылось неким орнаментом состоящим из царапин, сколов и выбитых кусочков, но, не смотря на это, лезвие было острее зубов крога, самого опасного из хищных животных, населяющих эту планету. Вдоль закругления лезвия, после каждого сражения, обладатель рода обязан был обозначить победу символами храбрости и своим именем. После нанесения, в резьбу символов заливали воск родового дерева. Застывший воск переливался зеленым свечением, придавая писанию особую загадочность и некую мистичность. Поэтому, от лезвия до рукоятки, секира была исписана символами, напоминающими рунные писания. Согласно легендам, тот, кто обладает этой секирой, получает неимоверную силу и непревзойденную храбрость. И даже смерть, которая летает во время боя и выбирает менее храбрых и отчаянных воинов, обязательно обойдет его стороной, поскольку даже она боится обладателя секиры. Также говорят, что резьба символов, царапин и выбитых кусочков, во время взмаха секиры, когда она разрезала воздух, создавали иллюзию пения, которая совместно с криком обладателя, снижали агрессию противника, тем самым ломая боевой дух врагов. Изящно изогнутая рукоять секиры была вылита и выкована заодно с лезвием и оплетена лентой, изготовленной из дерева, которое посадил их предок, основатель рода. Заканчивалась рукоять серпообразным лезвием, которое давало непревзойденное преимущество в бою и, будучи в умелых руках, в глазах противника секира превращала обладателя в непобедимого воина.

Застыв перед секирой и держа ее перед собой, он начал проводить странный ритуал для своего народа. Ритуал, который выполнял его отец перед тем, как пошел на войну с врагом, чья численность превышала многократно численность его войска и который после победы не вернулся, а до этого - отец его отца, перед своей гибелью. Его губы шевелились, как будто произнося молитву, а глаза бегло осматривали рунные писания. Для него уже ничто не имело никакого значения. Прочитав символы храбрости и имена, оставленные его предками, он взял за боковые части лезвия секиру обеими руками и подвел ее к своей груди. Мгновение и секира вонзилась в плоть, выпуская кровь, кипящую яростью. Медленным движением рук он провел лезвием по груди, пустив себе кровь, а затем склонился к умершему собрату и прошептал:

- Клянусь на собственной крови, что выполню обещание и не успокоюсь, пока не найду и не отомщу тому ублюдку, который сделал это!

Взгляд его устремляется в нефритовое небо, в глазах промелькнула искра ярости, сердце забилось так, как будто стало тесно в груди и захотелось ему вырвался на свободу и помчатся на поиски незнакомого противника, который за день смог разбить весь их отряд, но ноги, которые должны нести сердце, уже не слушались, веки налились свинцом. Он терял сознание от полученных ран, от изнеможения. Собравшись с силами, он положил руку держащую топор, на сердце выкрикнул:

- Я не умру! По крайней мере, не здесь и не сейчас!!

Когда он прокричал, его огромное и мощное тело наконец ощутило легкость и спокойствие, все мышцы дружно, словно сговорившись, расслабились и забили бойкот, не слушая мозг, который еще сопротивлялся, не давая сердцу успокоится окончательно. Тело рухнуло на землю под действием силы тяжести и по нему прошла волна, встряхнувшая мускулатуру. Мускулатуру, которая с помощью секиры сокрушала толпы врагов и своей силой не раз спасала жизнь хозяину и его товарищам, а так же помогала строить хижины для его народа и выкорчевывать деревья в мирном труде. В голове, уткнутой в землю, начинают прорисовываться из темноты образы воспоминания последнего сражения, все четче и четче фокусируясь перед глазами.

Он видит себя стоящего у подножья храма, его окружают верные друзья, воины стоящие в крови и трупы жителей местного племени гуманоидов, с которыми они ведут войну, отблески которой берут свое начало еще со времен формирования его рода. Небо затянуто темно-зелеными тучами с оттенками серого. Не смотря на то, что еще был день, лучи светила не могли достичь поверхности планеты и казалось, что время близится к ночи. Сделав глубокий вдох он поднимает над головой окровавленную секиру, на которой еще остались клочья плоти, застрявшей между сколов, подводит левую руку к лицу, крепко сжимая кулак. Его брови нахмурились и все сильнее и сильнее прижимаются друг к другу, перекрывая глаза, в которых, несмотря на то что бой уже закончился, еще не погас огонь ярости, огонь, который возжигал сердце, наполняя его мужеством и беспечностью, при этом освобождая разум от страха, а дух от слабости. Кончики его губ немного приспускаются, натягивая кожу от ноздрей к густой темно черной бороде, сплетенной в одну косу и он начинает речь:

- Вот, наконец, за долгие годы сражений мы разбили этих коварных и жалких заморышей, которые называли себя лабрами и стремились выжить нас из наших же земель!

Его речь усиливается с каждым словом, соплеменники, все как один выстроились и замерли, прислушиваясь к каждому слову их предводителя:

- Оставшиеся отродья лабров скрылись в пустошах за горой, подпирающей небо. Они никогда не смогут оклематься от столь сокрушительного поражения и собраться с силами, чтоб выступить против нас вновь.
Опустив кулак, он продолжает говорить:

- Этот день войдет в историю нашего народа, как величайшая победа за всю историю наших сражений и о вас, мои воины, веками будут слагать легенды как о храбрейших и бесстрашных идолах!

Обращаясь к воинам, он проводит поднятой секирой слева направо, всколыхивая воздух, еще не оклемавшийся от недавнего сражения. Стоящие вокруг начинают скандировать гортанным рыком, подымая оружие и взмахивая им короткими рывками.

Предводитель опускает топор, на лице появляется легкая улыбка:

- Теперь ваши семьи смогут порадоваться тому, что вернулись их сыновья и мужья, наконец друзья мои, вы сможете обнять детей своих и сказать им, что можно уже не боятся злобных карликов, которые воровали их и убивали спящих родителей, что они уже не смогут выжить нас и захватить наши земли, которые принадлежали нашим отцам, а еще раньше принадлежали отцам наших отцов!!!

Закрепив секиру за спиной, в держателе, и положа левую руку на левое бедро, оратор встал на правое колено, преклонился и заговорил:

- Я, ваш предводитель, ГурГроКаш из рода Громбров, склоняюсь перед вашим мужеством, друзья мои! Для меня было огромной честью сражаться с вами!

У их народа принято было поклоняться своему соплеменнику, предоставляя ему честь за проявленное мужество, а особой честью считался такой жест предоставленный самим предводителем.

- Нет, ГурГроКаш из рода Громбров, это для нас было честью сражаться с тобой!

Это подходит к нему друг его детства, который сопровождал его во всех сражениях, неоднократно доказывая преданность предводителю и своему народу. Он берет под руку ГурГроКаша и продолжает говорить:

-Вы смогли объединить наши племена наполнить наши сердца яростью, придать духу силы и привести наш народ к победе! К победе, к которой стремились наши отцы и отцы наших отцов.

Не прекращая говорить, приподымает своего друга:

-Вы спасали мне жизнь не раз в наших странствиях и сражениях! Об этом также могут сказать еще десятки ваших воинов.

Он достает из переметной сумы браслет, сплетенный из коры родового дерева, на котором вшиты деревянные фигурки, прижимает к губам, склоняя голову, и говорит:

-Благодаря вам, наконец, за долгие годы сражений я смогу увидеть свою жену и сына, который еще не умел говорить, когда я уходил на войну. Теперь мой сын сможет гордиться своим отцом, а я смогу обучить его искусству ведения боя двумя топорами, как и меня мой отец обучил в свое время.

Воин поднял голову и посмотрел в глаза ГурГроКашу, его взгляд немного обострился.

-Я помню эти глаза еще с детства.

Он застывает перед другом, вспоминая их первую самостоятельную охоту, когда на него напал крог, сильный и свирепый зверь и если бы не ГурГроКаш, который, с яростью в глазах и громким криком, бесстрашно и не теряя времени, бросился на хищника, тот разорвал бы его в клочья. ГурГроКаш вонзил свой короткий меч, выкованный ему отцом, между складками кожи под панцирем головы. Зверь от неожиданности растерялся и, отпустив воина, скрылся в лесу с торчащим шее мечом. Этот меч они вернули спустя годы. Повзрослев, они снова наткнулись на эту тварь и ГурГроКаш, с тем же пламенем в глазах, одним взмахом родовой секиры раскроил череп зверю, который уже значительно прибавил в размерах и вернул себе отцовский короткий меч, с которым затем не расставался и по сей день. Вспомнил их первое серьезное сражение с лабрами, которые, не смотря на свой небольшой рост и относительно худощавое телосложение, обладали превосходной ловкостью и скоростью. Правда их это не спасло. Встретившись с ГурГроКашем и увидев, с какой яростью и бесстрашием он сражается, лабры просто разбегались и теряли боевой дух.

После небольшой паузы воин продолжает говорить:

-В этих глазах никогда не угасал огонь ярости и уверенности. Вы прирожденный воин, о Вашей силе и умении сражаться секирой молва полнится слухами. И я горжусь тем, что жил в эпоху вашего правления и трижды горд тем, что у меня есть такой друг.

Закончив говорить, он становится на колено перед своим предводителем и тишину, которая образовалась после его речи взбудоражило волнение воздуха от шума создаваемого доспехами воинов, стоящих вокруг, которые дружно, как один, уперлись коленом в землю.

ГурГроКаш из рода Громбров стоял приподняв голову и смотрел на своих товарищей. Его переполняло чувство гордости и радости за своих воинов. Ветер развивал локоны его волос и бороды, нашептывая ему о его величии. Земля содрогнулась, когда он подступил к своему другу, чтобы положить могучую руку, покрытую шрамами, на его плечо. Тут небо разверзлось и образовавшуюся тишину пронзает терзающий слух свист. Взгляд всех воинов устремляется в небо, они никогда не видели такой красоты. Ярко красное зарево покрывает поле сражения и к ним с неба на огромной скорости, разгоняя залитые светом темно-зеленые тучи с сероватым оттенком, приближаются странные яйцеобразные предметы, оставляя за собой в небе длинный ярко красный след.

Один за другим яйцеобразные предметы вонзались в землю вблизи войска. Глухие удары о землю сопровождались легкими толчками. Куски земли с травой и ветвями деревьев полетели на удивленных воинов, не давая приблизится к месту происшествия и разобраться, понять что происходит. Спустя около получаса бомбардировка поверхности планеты закончилась, но образовавшееся облако пыли не давало рассмотреть последствия падения предметов. Мгновения спустя пыль рассеялась и на воинов, откуда не возьмись, рванула ватага каких-то странных существ, покрытых панцирем, который от лучей светила переливался ярко-желтым цветом. Панцирь составляли тысячи пластинок напоминающих форму листика дерева. Под панцирем головы можно было разглядеть пустые черные зеркальные глаза, без век и бровей. На конечностях, напоминающих некое подобие рук, были закругленные щиты во весь рост существ и, судя по тому, с какой легкостью они разрезали плоть, края щитов были очень острые. Эти щиты дополняли форму панциря существа, когда оно, блокируя удар, группировалось в яйцеобразную форму, прижимая голову к верхней части щита. Весь панцирь существа состоял из нескольких частей, принадлежащих конечностям и голове, но основу панциря составляла грудная часть, спереди прикрывавшая жизненно важные органы, а сзади панцирь имел треугольную форму с закругленным острием вершины который выходил немного вперед между ног. Делая сальто назад, при сражении этим острием, существо могло с легкостью снести голову. Это были завоеватели, которые после слияния параллельных миров сразу ж рванули на эту планету, поскольку она находилась ближе остальных, к тому же жизненная сила этой планеты особо ощущалась и привлекала завоевателей.

Завоеватели за одну атаку унесли в мир иной десяток воинов, которые не успели среагировать на внезапную атаку. ГурГроКаш, увидев, что происходит, тут же рванул в орду завоевателей и воздух всколыхнуло пение родовой секиры и яростный крик хозяина. Мгновение, и в прыжке, от рук ГурГроКаша, в один прием, был рассечен пополам с головы до ног, один из самых активных завоевателей. Остальные, ощутив могущество и силу ГурГроКаша, застыли на секунду, будто немного насторожившись. Они за всю свою историю существования, еще не встречали создания из плоти, способное одним ударом убить подобного им, особенно когда тот, блокируя удар, группировался в кокон.
Перегруппировавшись, все завоеватели направились к ГурГроКашу, чтобы всеми силами уничтожить опасность. Но ГурГроКаш, не чувствуя усталости крушил их щиты, рубил конечности и разбрасывал завоевателей по сторонам мощными взмахами секиры. Казалось, что натиск завоевателей никогда не спадет, они все наступали и наступали, с каждым убитым все ближе и ближе подбираясь к ГурГроКашу, стараясь оградить его пространство для маневров. Но все их старания были напрасны, от его ударов завоеватели один за другим разлетались по сторонам, ударяясь о лежащие вокруг камни, деревья и хижины лабров. А там уж с ними своими топорами и молотами справлялись соплеменники, прикрывавшие спину ГурГроКашу, круша их прочные черепа. Наблюдателю со стороны было бы заметно, что ГурГроКаш значительно превосходил своих собратьев не только ростом и размером мышц. Казалось, что с каждым ударом ГурГроКаша секира все с большей и большей силой вонзалась в тела завоевателей. Его широко открытые глаза были переполнены кровью, в которой бурлил и кипел поток ярости. Увидев, что ярость предводителя поглотила его полностью, и он перешел в состояние глубокого транса, товарищи немного расступились, чтобы тот ненароком не пришиб никого из рядом стоящих соплеменников. Только истинный предводитель и великий воин их народа способен был входить в состояние транса, при котором видел перед собой истинную натуру соперника и, чем больше скверны и злости будет у врага, тем глубже состояние транса и тем опаснее и с большей предвзятостью будет сражаться избранный. Но, чем глубже состояние транса, тем сложнее распознавать злость своих и чужих. Были широко известны случаи, когда предводитель, войдя в состояние глубокого транса, уже даже после победы над врагами уничтожал своих собратьев воинов, из-за чего был лишен сердца. За историю существования их народа ГурГроКаш был тринадцатым воином обладающим таким даром и способностью контролировать поток ярости.

Скверна, исходящая от завоевателей, все сильнее и сильнее питала яростный поток, проходящий по телу ГурГроКаша, придавая ему сил и избавляя от усталости. Не смотря на свои внушительные размеры, ГурГроКаш крутился промеж завоевателей как волчок, блокируя все их атаки секирой и в тоже время нанося мощные удары из всех возможных положений. То сверху вниз, то слева направо рубя их конечности и отталкивая особо приблизившихся коротким мощным толчком плеча, на котором красовался изящный наплечник, покрытый кровью и внутренностями завоевателей.
Когда светило сделало круг, на поле боя остались ГурГроКаш, его верный друг и несколько воинов которых можно было пересчитать по пальцам. Все, что осталось от пяти с лишним сотен первоклассных воинов. Их окружали тела убитых соплеменников и втрое больше трупов завоевателей. Стоя напротив последнего выжившего завоевателя, ГурГроКаш крепко сжал секиру обеими руками, его суровый взгляд вонзился в пустые черные глаза застывшего напротив врага и он заговорил:

- Кто вы такие или что вы такое? Завоеватель стоял, не подавая признаков жизни. ГурГроКаш хватает за горло стоящего напротив.

- Почему напали на нас, что вы имеете против нас?!

Завоеватель стоял смирно, не предпринимая никаких действий, словно смерившись и ожидая необратимого.
- По одному вы не такие уж и воины как казалось, даже не способны умереть в бою! - сказал ГурГроКаш подтянув голову завоевателя за шею поближе к себе, чтобы посмотреть в глаза.

Но завоеватель продолжал стоять смирно.

Воздух всколыхнула набедренная повязка которая с опозданием вернулась на бедро от резкого разворота ГурГроКаша, в результате которого голова завоевателя слетела с плеч, ощутив на себе мощь и силу рук направляющих родовую секиру.

-Вы не соперники нам, вам никогда не победить нас!!

В тот момент, когда ГурГроКаш завершил речь, и голова завоевателя коснулась земли, почву под ногами всколыхнул резкий толчок из-за спины. Повернув голову, ГурГроКаш увидел перед собой огромное существо, в два раза больше, чем завоеватели, хотя в тоже время и просматривались общие черты с ними. Существо обладало колоссальной скоростью и непревзойденной мощью, оно в мгновение ока справилось с остатком войска, разорвав их в клочья, и тут же бросилось на ГурГроКаша. ГурГроКаш, не растерявшись, поднял секиру над головой, держа обеими руками, чтобы сблокировать атаку врага. Секира, от мощной атаки агрессора, впервые за многие годы вырвалась из рук и улетела в пропасть, находящуюся в двух шагах, а сам ГурГроКаш, не устояв на ногах, от столь сокрушительной атаки упал на оба колена. Удар был настолько сильным и резким, что фронт звуковой волны от соприкосновения щита на конечности существа об секиру оглушил ГурГроКаша. Все происходило настолько быстро, внезапно и расчетливо, казалось, что существо уже знало, вплоть до каждого мгновения, что произойдет дальше. Стоя на коленях, с поднятой головой и обвисшими руками, будто бы ожидая казни, ГурГроКаша устремил взгляд на следующую атаку противника. Он в глубине души понимал что это все, пришел его конец. Конечность существа, дополненная щитом приближалась к животу, чтобы добить оглушенного воина. ГурГроКаш не прикрывал глаза, в его суровом взгляде еще бурлил поток ярости, не дававший ему, в результате оглушения, свалиться на землю. Мгновение, и почувствовался мощный толчок в области живота и острый щит существа, как горячий нож сквозь масло, прорезался через брюшной щиток к плоти.

Вид прекрасного горизонта, над которым всходило солнце, и от ярко красных лучей которого облака, застывшие на горизонте, переливались красновато зелеными оттенками, изменился на вид зеленоватого неба, цвет которому придавала мелкодисперсная пыльца выделяемая флорой планеты. ГурГроКаш падал с обрыва, в который ранее улетела его родовая секира. Он увидел очертания друга детства, которого считал своим братом, летящего вслед за ним в лес, находящийся у подножья обрыва. От удара о камень, лежащий внизу обрыва, ГурГроКаш потерял сознание. Существо, завершив начатое завоевателями, устремилось ввысь, прочь с этой планеты.

Здешний воздух, переполненный пыльцой, был неприятен ему, а особенно на рассвете, когда растительность, ощутив на себе лучи светила, немного встряхивалась, выделяя в больших количествах пыльцу. Дрейфуя в воздухе, пыльца прилипала ко всему и внедрялась в поры и расщелины, придавая окружающему миру перламутровое зеленоватое свечение по краям. При этом пыльца способствовала развитию жизни, питая окружающих полезными веществами, которые содержались в этой пыльце в преизрядном количестве. Благодаря пыльце, жизнь на этой планете выделялась не только особой продолжительностью, но и живучестью, поскольку она также способствовала заживлению полученных ран, прилипая к коже. А когда количество внедренной пыльцы превышало допустимое количество, она просто отторгалась организмами обратно в атмосферу. Хотя каким-то странным образом пыльца воздействовала на чужеродные тела завоевателей, она внедрялась в их тела без конца, тем самым обездвиживая его и превращая в некое подобие растения.

Воспоминания встречи и сражения с завоевателями встряхнули мощное тело ГурГроКаша из рода Громбров, лежащее на земле, и которое вот-вот покинет жизнь.

***

Итак, вот он, рассказ. Не будьте к нему сильно суровы, но не бойтесь высказывать свое правдивое мнение. Мне особенно нравится начало и конец первой главы.

Рассказ писал не я, рисовал тоже не я, все что я сделал - это косметическое редактирование, зато и первое и второе сделал мой близкий друг, поэтому я этот рассказ выложу везде, где смогу и буду надеяться, что не сильно буду мозолить глаза уважаемым товарищам заслуженным писателям. А если кого вдруг заинтересуют, к примеру, другие рисунки автора, обращайтесь.

@темы: Драконы, Женщины, Животные, Мечники, Мужчины, Наездники, Орки, огры, гоблины и тролли, Пары, Проза, Рыцари, Творчество, Фантастические, Эльфы

Комментарии
2010-12-12 в 23:39 

behinde the enemy line
"...выступаю с инициативой кэш уровнять с правильной ксивой!"
бронированый зверь и орки - просто отпад!

2010-12-13 в 20:33 

Б. и Д.
Я верил, что смогут меня удержать корабли
просто мир фанатов акупунктуры, судя по картинам

     

1001 подвиг

главная