Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:11 

отрывок

а что делать, если мы пишем целую повесть и сюда выложить можем только отрывок, а вся она целиком выкладывается по мере написания в наш дневник, специально и только для этого созданный? (кстати, в последнем посте как раз наличествует нехилая драка на мечах)

1. Избушка... уж не на курьих ли ножках?..

Утро вызолотило солнечным светом верхушки леса. Воздух звенел от птичьего гомона. Эльсклёс шла, видимо, хорошо зная направление. Она не смотрела по сторонам, только улыбалась своим мыслям и прелести нового дня…
Ильгер отвела в стороны еловые ветви, загораживавшие дорогу, и увидела перед собой избушку.
У самой двери Валькирия наклонилась, чтобы разглядеть то ли следы, то ли цветок.
— Не иначе как опять приключений нашла на свою… голову, — совершенно неожиданно послышался сзади голос. Эльсклёс обернулась с улыбкой, не спеша распрямила спину. Говорившая оказалась молодой женщиной в простом сером платье.
— Я их не ищу, Марика, это они меня находят. Ищу я только одного, ты знаешь, — серьезно сказала Ильгер.
— Да уж знаю… Ну, — произнесла Марика, толкая дверь, — входи, будем завтракать.
Ильгер вошла вслед за подругой, притворила за собой дверь. Совершенно спокойно сняла перевязь с витыми ножнами, освободилась от панциря, и оставив доспехи с оружием в сенях, ступила в жилую комнату.
Владелица дома хозяйничала у шкафчика. Эльсклёс уселась на деревянную скамью.
— Откуда у тебя молоко? — спросила Ильгер, удивлённо взглянув на Марику, когда та поставила на стол перед ней пузатую крынку. — Ты что, корову завела?
Марика усмехнулась, наполняя кружки.
— Завела… корову… для тебя специально… Купила!
Ильгер фыркнула и принялась за молоко. Оно было прохладное и густое, как раз такое больше всего и любила Валькирия. Марика пила не спеша, весело поглядывая на подругу поверх края кружки…
Эльсклёс нехотя потянулась и поскребла ногтем царапину на руке, видневшуюся в крохотном разрезе на рукаве рубашки.
— Это что это у тебя там такое? — заинтересовалась Марика.
— Да… Саднит… — уклончиво ответила Ильгер.
— Саднит? Что у тебя там саднит? Ну-ка, покажи.
Валькирия запротестовала:
— Ну да! Сразу начнешь пичкать настойками всякими, да в придачу еще, чего доброго, мазью намажешь вонючей какой-нибудь… Марика, это всего-навсего царапина из последней драки.
— Мда? Царапины разные бывают. А чем это тебя так отделали? — не унималась волшебница.
— Да я и не заметила. Не почувствовала. Вот, только сейчас почему-то зудеть стало. Да ну их! Заживут. Не впервой… Еще похлеще бывало.
Но Марика, не обращая внимания на увещевания Валькирии, будто прочла её мысли и заглянула под стол, обнаружив царапины ещё на коленях подруги.
— А ну-ка, выйди из-за стола.
— Ну что уж, в самом деле… — заворчала Ильгер, но ей пришлось подчиниться. Марика, нахмурившись, принялась разглядывать ранки, осторожно прикасаясь к коже. В конце концов, когда Валькирия готова была уже разразиться очередной сердитой тирадой, волшебница подняла голову и заявила:
— Не простые это царапины, а отравленные. Поэтому ты ничего сразу и не почувствовала. Ты уж не обессудь, но для твоего же блага я тебя все-таки полечу.
Ильгер немедленно отодвинулась:
— Ещё чего! Подойди попробуй.
Марика пожала плечами:
— Ну-ну. Давай-давай, упрямься. Через пару часов сама попросишь. Мне-то все равно, я никуда не спешу. Расскажи хоть, с кем это ты сцепилась.
Ильгер буркнула что-то невнятное, отошла и уселась, придвинув скамью к окну. Но Марике все же удалось ее разговорить.
— Да ерунда какая-то… Шла по обычной лесной дороге, никого не трогала… Днём. Вдруг выскочили какие-то… увальни. Я не считала, сколько их там было. Почувствовала заранее, конечно, успела подобраться… Мечей у них не было, ножи только. А у одного… Какой-то кистень, и на ядре тонкие короткие лезвия прилажены. Никогда таких не видела раньше. Убить не убьёшь, разве что оцарапаешь… Наверное, вот откуда эти царапины у меня, тогда-то не заметила. В общем, я кулаками обошлась. Ну и каблуками кое-где. Ради таких еще клинок марать… Тьфу. Меня царапнули чуть, а сами еле ноги унесли. Что им надо было?
Ильгер презрительно, почти брезгливо пожала плечами.
Марика слушала внимательно.
— А ты уверена, что не видела их раньше, увальней этих?
— Хм, нет… Не видела. А что?
— А то, что на лезвиях этих коротеньких яд был. Для того они и нужны, убить, конечно, не убьёшь — сразу. Да это и не требуется. Достаточно оцарапать, и дело сделано. Я ж тебе что и говорю про царапины твои!
— Ну! Я ж жива. Чего царапать-то было?
Марика непонятно засмеялась.
— Да они, видать, не ожидали, что яд на тебя не подействует так, как должен был — по их расчетам.
Эльсклёс непонимающее нахмурилась.
— Зачем меня травить надо было? Испробовать свою отраву решили, а я под руку подвернулась?
— Да нет… По тебе же видно, что тебя лучше не задирать — себе дороже выйдет.
Ильгер хмыкнула.
— Подумай-ка ещё, точно никого знакомого там не было? — переспросила Марика.
— Нет, сказала же.
— Ммм… Илли, я думаю, увальни эти знали, на кого и зачем нападают. До тебя же просто так не дотянуться — кулаком там или чем ещё… Но такой яд на каждом углу не купишь, да и денег он стоит… приличных. Напрашивается: кто-то их зельем снабдил, а заодно и научил, как его нанести лучше и когда он действовать начнёт… Это наёмники наверняка. Только вот наниматель их не учёл, что ты покрепче обычного человека будешь. Или не знал. Вот потому-то они и рванули от тебя, когда поняли, что не вышло лёгкой добычи. Не до наказов стало, а как бы самим ноги унести.
— Ерунда какая-то… Кому это я, скажи на милость, так понадобилась?
— Ну, мало ли у тебя врагов… Или завистников каких-нибудь…
— Чему завидовать-то?
— Чему… Не знаю. Пока.
Подруги не смогли бы сказать, сколько прошло времени, когда Ильгер подняла руку ко лбу и сбивчиво произнесла:
— Что-то жарко у тебя тут…
Марика посмотрела на нее в упор. Ильгер терла виски и моргала.
— Хм, это мы так заболтались? Темнеет уже…
— Дождалась? Это у тебя в глазах темнеет: яд начал действовать. …Ну что, лечиться будем или как?
У Ильгер перед глазами все плыло, дышать стало трудно, и она едва нашла силы кивнуть. Марика помогла ей кое-как добраться до кровати, уложила и принялась хлопотать над ранами.
Очнулась незадачливая воительница уже с аккуратными повязками на локтях и коленях. Ей было тепло и сонно. Вокруг витал душистый аромат незнакомых трав.
— Спи давай, — донесся до Эльсклёс голос волшебницы. — Теперь уже всё в порядке, ничего с тобой не сделается.

@темы: Женщины, Мечники, Проза, Творчество

Комментарии
2008-04-18 в 20:22 

Джекил и Хайд. Два мужа по цене одного.
Предлагаю ссылку на дневник (вплоть до обмена баннерами).
Можно еще выкладывать текстовыми файлами, а не текстом:)

2008-04-19 в 17:58 

Киса Ванская да мы баннеры делать не умеем)))) (не удивляйтесь, что мы пишем "мы", нас 2 соавтора)

2008-04-19 в 18:13 

Джекил и Хайд. Два мужа по цене одного.
Ильгер & Марика Не удивляемся;-) Не проблема - поставим на вас ссылку в эпиграфе:) Но при условии что вы на анс поставите;-)

2008-04-19 в 18:39 

Киса Ванская готово) только я пока что ваш баннер под кат спрятала -- я готовлюсь переделывать дизайн, эпиграф сделать и аватар. когда это будет сделано, я "вытащу" из-под ката баннер)
--
Ильгер

2008-04-19 в 18:56 

Джекил и Хайд. Два мужа по цене одного.
Ильгер & Марика Не обязательно, пусть будет под катом:)

2008-04-19 в 19:58 

сейчас делаю эпиграф, аватары и "фотография" в дневнике уже сделаны -- прошу смотреть, вроде недурно вышло :shuffle2:
--
Ильгер

2008-04-23 в 20:57 

Ольга Краш
Verba volant, scripta manent
Ильгер и Марика, действительно недурно :yes:

2008-04-23 в 21:28 

Ольга Краш рада, что вам нравится. я старалась)

ЗЫ. прозвище Валькирии "Лавлесс" заменено на "Эльсклёс". по-норвежски это означает то же, что "Лавлесс" по-английски)
--
Ильгер

   

1001 подвиг

главная